Skip to content Skip to main navigation Skip to footer

Афганская юность Вадима Карамышева

Вадим Юрьевич Карамышев служил наводчиком миномётов в минометной батарее третьей мотоманёвренной группы Термезского погранотряда.

– Вадим Юрьевич не сильно общительный. Но это не мешает ему быть хорошим работником. От него не услышишь плохого слова. Могу сказать только положительные вещи о нём. Возможно, природный характер сказывается и армия, где эти качества только усилились. Но точно знаю, что в лице Вадима Карамышева смена «С» приобрела ценного и исполнительного сотрудника ещё тридцать пять лет назад. Профессия и обязанности закрепили в характере сдержанность и дисциплинированность, – вот так просто говорит о своём сотруднике Вадим Шестаков, сменный мастер ТПЦ-1

А что же армия?

Вадим Карамышев – выпускник 13-й школы. Десятый класс он окончил в 1982 году. Как и многие парни, выбрал обучение в ГПТУ № 47. Собирался стать резчиком труб. И стал им, только позже, чем рассчитывал. В том, 1982-м, году он не доучился в училище. В ноябре ему исполнилось 18 лет, а в декабре он уже служил Советскому Союзу в погранвойсках на Дальнем Востоке. В войсках Советской армии случился недокомплект, и его с товарищем забрали спецнабором.

Первый год службы пролетел незаметно. Весь год Вадим учился настраивать миномёты. А через год в их части сформировали мотоманёвренную группу, в состав которой вошёл и Вадим. Группу отправили в Афганистан. Служба в этой стране была у всех на слуху в то время. «Некоторые парни даже сами просились туда», – вспоминает Вадим Юрьевич. В их части тоже знали, что группу отправят на границу с государством, где уже три года шла война. Взяли не всех, одни не прошли медкомиссию, у других были особые обстоятельства. А Вадима Карамышева с сослуживцами самолётом ИЛ-76 из Благовещенска увезли в туркменский город Мары. Оттуда перебросили ближе к границе, в посёлок Тахта-базар (сейчас Тагтабазар). Месяц солдаты были на учениях, перед тем как перейти границу с Афганистаном.

Расчет миномета на позиции
Расчет миномета на позиции

За тот месяц заново пришлось освоить миномёт. Целый год на Дальнем Востоке Вадим работал с новым орудием, а в Туркменистане их укомплектовали миномётами образца 1937-го, а выпуска 1943 года, которые прошли капитальный ремонт в 1976 году. Вадим Юрьевич с улыбкой говорит, что стрелять из миномёта проще простого. Я тоже невольно улыбнулась. Куда уж проще. Миномёт калибром 120 мм – это труба, опорная плита и двунога-лафет. Снаряд- это мина – весом 16 кг. Опускаешь её в трубу, она под своим весом проваливается, накалывается на ударник капсюлем, срабатывает пороховой заряд и под давлением газов мина вылетает из ствола. Миномёт стреляет на разные расстояния, самое дальнее – 5,7 км. Всё зависит от мощности заряда.

Новый год в свете трассирующих пуль

Настроение среди солдат нормальное, даже бодрое. Все понимают ситуацию. В декабре 1983 года группу впервые отправили за советскую границу на усиление. Усиление приходилось на празднование нового, 1984 года. Перешли через реку Мургаб и миномётная батарея, где служил Вадим Карамышев, попала в расположение наших пограничников, которые уже стояли в Афганистане. Там он и встретил Новый год. Вместо снега – песок, вместо фейерверка – трассирующие пули в небо и осветительные мины. «Возможно, так нельзя было делать, но нам никто не запретил», – вспоминает Вадим Юрьевич. Месяц их батарея пробыла в усилении. Потом обратным ходом в Тахта-базар, Мары, а дальше военным эшелоном в узбекский город Термез.

– Помните этот мост, который показывали во всех телевизорах страны? По нему войска выводили.

– Да.

– А мы по нему заезжали в вагонах. С поезда пересели на машины и поехали в Мазари-Шариф.

Достопримечательности Афганистана

Мазари-Шариф – четвёртый по величине город в Афганистане. В нём проживают порядка четырёхсот тысяч жителей и около шести разных национальностей. Название города переводится как «священная гробница». Главной достопримечательностью Мазари-Шарифа является Голубая мечеть. Её ещё называют мавзолеем Али или Святыней Хазрат Али. По некоторым данным, одно из предполагаемых мест погребения последнего праведного халифа Али, зятя и двоюродного брата пророка Мухаммеда.

– Ровно в шесть утра каждый день с минарета раздавался голос муллы. Слышно было в каждом уголке города, – сразу вспоминает Вадим Карамышев. Тут же добавляет, что город был занят советскими войсками. Когда их привезли туда, там уже была оборудована база. Повезло, что не в чистое поле заехали. Население этого города никак не выказывало отношение к солдатам. На улицах можно было увидеть группы женщин, бегающих детей, мужчин, которые продолжали работать. Складывалось ощущение, что местные не до конца понимали, что там вообще происходит. Когда солдаты ехали по городу на машинах, население просто молча смотрело им вслед. Кулаками не трясли, а некоторые откровенно зевали. Сам город не был разрушен, но по следам от пуль на домах было ясно, что боевые действия всё же там были. Местами виднелись следы от взрывов.

– Миссия наша называлась – охрана границы с внешней стороны. Соответственно, мы стояли вдоль границы. С той стороны. Со стороны Афганистана, – уточнил Вадим Юрьевич.

Увидеть все!
Увидеть все!

Высоко в горах, и на карте не найдут

Их третья мотоманёвренная группа участвовала в разных операциях, в которых задействовали пограничников. Приходилось выезжать в горы и в кишлаки, которым и названия-то нет. Такие глухие места, что и на карте не обозначены. Самая крупная операция, в которой пришлось участвовать мотоманёвренной группе и Вадиму Карамышеву – это операция в районе кишлака Мармоль. В Мармольском ущелье (на севере Афганистана недалеко от Мазари-Шарифа). В операции были задействованы не только пограничники, но и другие силы Советской армии. Проводилась она зимой. Солдаты месяц пробыли в горах. Жили, ели, спали под открытым небом. Но и постреляли вдоволь, как говорит сам Вадим.

В горах
В горах

Мармольское ущелье, а особенно вход в него, было полностью заминировано. Там находилась база душманов и стратегический склад оружия и припасов. Советские солдаты располагались в горах на высоте около 800 метров, а вход в ущелье находился внизу под ними. Бои шли каждый день. Третья мотоманёвренная группа привезла с собой те самые миномёты, что выдали в Туркменистане. Около месяца день и ночь шли бои за кишлак и ущелье. Миномёт стрелял постоянно. Наводчик миномётов Вадим Карамышев рассказывает, что мины летят дугой за горы. Специальный взвод управления был прислан к ним, они давали координаты, он настраивал и направлял миномёт.

Готовы открыть огонь в любой момент
Готовы открыть огонь в любой момент

– Они мне дают команду, я привожу в соответствие прицел, угломер. Заряжающий Сашка заряжает. Он такой здоровый у нас был, ему мина в 16 кг нипочём. Так и стреляли по наводке, по их укрепрайону. Сначала нам пришлось выбивать душманов со входа в ущелье, а потом уж и из самого села. Это была самая большая операция, где участвовали погранвойска.

Мармольская операция

Это была единственная операция за всю Афганскую войну, проводимая пограничниками по директиве министра обороны СССР маршала Советского Союза Д.Ф. Устинова. Мармольская операция успешно проведена в январе-феврале 1984 г . В ней участвовали 3 мотоманёвренные группы, 4 десантно-штурмовые манёвренные группы, 30 вертолётов, 9 афганских пехотных батальонов, сводный артиллерийский дивизион 201-й мотострелковой дивизии и истребительно-авиационный полк. Руководил операцией начальник войск САПО генерал-майор Г.А. Згерский (Источник: рунет)

В январе 1984 г. проведена масштабная операция по ликвидации укрепрайона и базы банды Забибулло в районе Мармоля (провинция Балх ). Отсюда отряды и группы мятежников постоянно совершали вылазки для нападения на объекты в Мазари-Шарифе. Учитывая труднейшие горные условия этого района и высокую степень подготовки его мятежниками к защите (многоярусная оборона с использованием пещер в каньонах, плотное минирование горных троп и перевалов с применением управляемых фугасов, минных полей и пр.) к операции привлекались значительные силы. Операция началась ударами авиации и артиллерии по опорным пунктам и огневым точкам мятежников, защищавших с господствующих высот единственный горный проход и основную базу в Мармоле. Десантированные подразделения и обходящие отряды завершали ликвидацию опорных пунктов и вели прочёсывание местности. Большую работу проделывали сапёры по разминированию местности и колонных путей в районе операции. Операция завершилась полным разгромом мятежников с большими для них потерями. Было захвачено (и уничтожено) большое количество оружия и боеприпасов. У нас потерь не было.

В афганских горах бывает холодно
В афганских горах бывает холодно

Ждём вертолёт

– Когда тебе 19 лет, молодость берёт своё, глушит страх. Местность необычная, всё равно крутишь головой по сторонам и запоминаешь. Сложно забыть закаты и рассветы в предгорьях Памира и как восходит луна. Также помнишь, парней: кто ранен, кто убит, кто на мине подорвался. А я уцелел. Повезло, – говорит Вадим Карамышев. – Были моменты, когда пули свистели совсем рядом с ухом, страшно. А как же. Но пока ты слышишь свист, значит, живой.

Там же, в районе Мармоля, пришлось Вадиму встретить земляка. Группу Карамышева как раз вертолётом перекинули на смену другим солдатам. Удивительно было так далеко от дома встретить лицо из Полевского. Они даже и знакомы толком не были. Поздоровались, обнялись, перекинулись парой фраз. Один вышел из вертолёта, другой в него сел. Вот и вся встреча. За тысячи километров от дома, где тропы душманские да схроны в горах. Спустя некоторое время снова встретились в Полевском.

В месте расположения третьей мотоманёвренной группы связь с миром только через вертолёт. Его ждут как никогда. Он и почту привозит, и продукты, и смену бойцам. В плохую погоду и туман они не летают, что бывает чаще всего зимой. Вадиму пришлось ждать свой дембельский вертолёт два месяца. Сам он шутит, что лишних два месяца у подножия Памира курил «Памир». А из полезных привычек твёрдости в характере добавилось, говорит, и каждый день ценить больше начал.

Точность наводчика пригодилась

Весной 1985 года Вадим Карамышев вернулся в Полевской, восстановился в училище, в ту же группу по специальности «резчик труб». А поскольку был уже март, то сразу вышел на производственную практику в цех. В июне месяце защитил диплом и устроился в ТПЦ-1 в смену «С» и с тех пор не покидал её. Сейчас работает наладчиком автоматических линий и агрегатных станков. Работа станка исчисляется в микронах. Микрон – это одна сотая часть миллиметра. Точность станка плюс минус 3 микрона. Вот тут и пригодилось умение работать с точным оборудованием. Вадим Юрьевич вспоминает хорошими словами свой коллектив, в который пришёл, и тот, в котором до сих пор трудится. Своего первого мастера Алексея Илларионовича Чемоданова . Многим людям этот человек примером послужил, а здоровью и бодрости до сих пор можно позавидовать. Вадим Юрьевич уже четыре раза дед. А службу в Советской армии помнит, будто это было вчера.

Беседовала Татьяна Чайковская

Это не миномет, но тоже было на вооружении пограничников на неспокойной границе
Это не миномет, но тоже было на вооружении пограничников на неспокойной границе

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделится новостью в соцсети

0 комментарий

Пока нет комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.