Skip to content Skip to main navigation Skip to footer

Борис Андреич Молодец. Патриарх полевского картинга отметил 75-летие

Борису Пермикину исполнилось 75 лет

Тренер Центра физкультурно-спортивных мероприятий Полевского по картингу Борис Андреевич Пермикин в представлении не нуждается. Вот уже полвека под его внимательным руководством растут чемпионы автомобильного спорта и просто хорошие люди. Ветеран полевского мотоспорта 2 февраля отпраздновал своё 75-летие.

Всё началось с газеты

В 1970 году четвероклассник Вова Чипкасов и семиклассник Саша Сухих пришли к Борису Андреевичу, шофёру-инструктору школы № 14, с газетой «Пионерская правда» в руках. А в ней – информация о том, как открыть кружок по картингу в своём городе: «найди себе руководителя, хорошо, если это будет водитель, а ещё лучше – бывший солдат». – Вот их выбор и пал на меня: в армии я был сержантом, в школе учил ребят водить автомобиль. Картинг стал для меня открытием, поэтому с ребятами мы были на равных – я ничего не умел, и они ничего не умели. Так и учили друг друга, – вспоминает наш герой.

«Два – под мышки, один – между сидений»

– СТЗ приобрёл для нас три карта. А я тогда ездил на «захарке» (известном советском грузовике ЗИЛ-157 – прим. ред.), стояла лютая зима. Пришёл ко мне сопровождающий: «Заводи, поедем в Свердловск». По дороге у меня вскипел двигатель, сопровождающий отправляет меня обратно. «А ты как?» – спрашиваю. «А я два – под мышки, один – между сидений – и так доеду на автобусе». Вот такое было понятие о картах, мы же их в глаза не видели. Мне удалось остудить машину, и я поехал вслед своему сопровождающему. В итоге вместе с ним мы один карт еле подняли и выволокли со склада. В кузов вошло ровно три карта. Один карт весил 77 килограммов. Я смеюсь: «А ты как это хотел два карта под мышки взять, а один между сидений?!» В то время наши местные ребята делали самодельные карты – на основе мопеда, колёса брали от велосипеда, и по огородам катались.

«А вдруг это будущий чемпион?»

Итак, кружок создан. По заявке юных картингистов из редакции «Пионерской правды» прибыл большой альбом с чертежами и инструкцией, как строить карт. – 14-я школа предоставила нам мастерскую. Одну трубу отпилили – десять полотен сломали: тогда я не знал, что трубы не пилят ножовкой, для этого есть труборез. В гороно мне сказали – набери в кружок 15 человек, а желающих пришло куда больше. Помню, как-то зимой мы занимаемся в классе, а за окном, припав к стеклу, стоит мальчонка. Я махнул рукой и взял 16-го. Ну как ребёнку откажешь, а вдруг это будущий чемпион? Это был Миша Аунапу, который стал потом мастером спорта. Так в 1996 году пришёл ко мне 15-летний парнишка. Он занимался в секции Юрия Александровича Балдина, который неожиданно умер. А мои мальчишки к этому возрасту уже мастерами спорта были. Ну, пойдём, попробуем… Так он за два года взял то, что у меня дети за пять брали. Через два года он кандидатом в мастера спорта стал. Это был Сергей Власов, сейчас у него сын Ромка гоняет. И гоняет, скажу я вам, отменно – ему равных нет, а парню только 14 лет. Всё-таки талант в крови!

Глушитель, карбюратор или метеор?

Опыт давался непросто, приходилось много удивляться и преодолевать неловкость. – Едем на соревнования в Асбест. Дети в кузове вместе с картами. Шлемы у нас – простые котелки, форма – самые недорогие рубашки и брюки на заклёпках. И тут нас обгоняет газик, а в кузове – дети в блестящих шлемах-колоколах. Это был ведущий гонщик – клуб «Мотор» из Свердловска. – Как ваша команда называется? – спрашивают меня на регистрации. Я даже растерялся, мы об этом не думали. Требуют у меня браслеты – обязательный атрибут гонщика. Предъявляю сделанные из латуни браслеты с ремешками от часов. «Утром с такими придёшь – до соревнований не допущу», – сказали мне. Я растерялся. Выручил знакомый Володя, он тоже с командой приехал. Оказалось, ремешок должен быть несгораемым. Это потом мы научились из проволоки плести такие цепочки, что загляденье, а тогда Володя сделал моим мальчишкам браслеты из вилок, которые пришлось умыкнуть из столовой. Вернувшись в Полевской, стали мы думать, как назвать команду. Один кричит: «Давайте назовём «Глушитель», другой кричит: «Давайте назовём «Карбюратор». И Валерка Птухин говорит: «Борис Андреевич, а давайте назовём «Метеор».

«Мотогонка едет!»

Занимались мы в здании, где сейчас располагается горгаз – шумно, тарахтим, моторы ревут. Жители окрестных домов были очень недовольны. Придёт женщина, поставит ногу на раму: «Не дам ехать! У меня ребёнок маленький!» Оно и понятно, кто-то из ночи пришёл, отсыпается… Как раз строился Дворец спорта, нас отправили туда. Вот мы на верёвочке возили карты туда, чтобы покататься, а потом на верёвочке же и обратно. Потом мы переместились на поле за школой № 3. Тоже, конечно, беспокоили местных жителей. Но очень нас любили малыши, которых мамы водили в детский сад, что располагался рядом. Подбегут к забору, вцепятся ручонками, глазёнки горят: «Мотогонка едет! Мотогонка едет!» И тогда директор Северского трубного завода Олег Васильевич Танцырев принял решение строить трассу для картингистов. Чертежи мы привезли из Курска, куда в 1976 году ездили на Всесоюзные соревнования по картингу.

Трудных детей не бывает

– Сегодня я порой ловлю себя на том, что начинаю раздражаться, когда ребятишки чего-то не понимают. Но вовремя останавливаюсь – они же не те, что тогда у меня были, они же не знают того, что знаю я. Работа над собой должна быть. Идёт время, многое меняется, но только не дети, утверждает Борис Андреевич.

Трудно спорить с человеком, к которому в начале нового учебного года в советское время приходило до 300 мальчишек и девчонок, чьи ученики и по сей день рядом с ним – кто-то тренер, кто-то привёл к нему своих детей и уже внуков.

Когда малыши только приходят к Борису Андреевичу, он почти буквально даёт им свободу – посещать занятия, когда есть время; сначала обязательно садит на карт, даёт почувствовать гоночный дух, даже любопытствующих родителей не прогоняет. И порой доходит до того, что папы и мамы едва ли не оттесняют дитя от машины – сами крутят болты и гайки, а ребёнок от нечего делать берётся за смартфон.

– Это раньше я был строгий. Они ко мне на занятия с дневниками ходили. Ловишь ворон – дневник на стол, ставлю галочку – «ты не ездишь, ты летаешь». Пока не исправится, на карт не пускаю. Ко мне приходили сотрудники детской комнаты милиции, проверяли журнал, удивлялись: «О, этот мой, и этот мой, и этот тоже мой, так это же трудные дети!» «Нет трудных детей. Взрослые бывают, а дети – нет. Это всё зависит от нас. Чтобы зажечь в детях искру, нужно терпение», – отвечаю я.

«Нужда заставляет человека мыслить»

Не удивляйтесь, когда в одном из помещений картинг-клуба вы увидите станок – на нём ребята точат детали для автомобилей. Здесь же отливают необходимые для авто детали – например, колёсные диски, ступицы и прочее.

– Нужда заставляет человека мыслить, – говорит Борис Андреевич. – Не напокупаешься деталей и запчастей, а мой жизненный опыт – большая подмога. В детстве я был радиолюбителем, в школе учился ремонтировать холодильники и прочую бытовую технику, в Доме пионеров ходил в судо модельный кружок. После армии ходил на курсы телемастеров, а в УПИ – в литейный.

У моих ребят, помимо картинга, всегда было много интересов. Мы даже хоккейную команду создавали. Помню, запросил я в гороно 30 клюшек, там очень удивились, но купили. В спортивным магазине я купил чехлы для фортепиано, и девчата из УПК сшили из них для моих мальчишек рубашки, окантовали их тканью из пионерских галстуков. Мы называли их «метеорки» и любили больше, чем свою форму. Зимой выходили играть в хоккей, летом – в футбол, заявлялись на городские соревнования. А ещё мы создавали музыкальный ансамбль, занимались изготовлением моделей автомобилей, выжиганием и т. п. Помещение клуба мне показалось одним большим домом для многих поколений разных семей. Здесь и стол для перекусов, и душевая имеются.

Дорогое удовольствие

Картинг – дорогой спорт, но у Пермикина занимаются даже дети из неполных семей, которые не назовёшь обеспеченными. Конечно, купить для каждого новый карт возможности нет. Стоит такой (отечественного производства! – только на таких в России допускают до соревнований регионального уровня и выше) порядка 300 000 рублей.

– Это же уму непостижимо! Кто мне его купит?! – восклицает Борис Андреевич. – Вот и ваяем сами – по всей России я искал и покупал недорого бывшие в употреблении моторы, с резиной вообще целая история. Мы забираем ту, которую бросают участники соревнований, для которых карты покупают спонсоры. Многие наши соперники, например, из КаменскаУральского, даже привозят сами.

Сравните, в 80-х колесо с камерой стоило 8 рублей 90 копеек, и это считалось очень недорого. Изготавливались эти колёса на Воронежском автозаводе, и мы сами шиповали их к зиме – вкручивали саморезы. А сейчас комплект из четырёх покрышек без камеры (летний, для дождливой погоды) стоит 12 тысяч рублей, а шипованный, зимний – 40 тысяч. Спрашивается, как учить детей? Вот и ищу методы.

Как становятся чемпионами

На стенах клуба много фотографий, сделанных в разное время, они чёрно-белые и цветные. И, как оказалось, почти все люди на них как-то связаны друг с другом.

– Вот Владимир Макушенко, а это его внук, тоже Вова. А вот это мастер спорта Валерий Стахеев, наш старший тренер, два его сына, внуки мастера спорта Андрея Горлова, сейчас гоняют на картах. Старший из них, Даниил, гоняет на спортивном автомобиле. У одной из фотографий Борис Андреевич останавливается: – Вот про кого надо писать! На чёрно-белом фото мальчишка с серьёзным взглядом. Это Андрей Миков. От истории о нём холодеет сердце. В десятилетнем возрасте он лишился ноги, попав под МАЗ.

– Когда он лежал в больнице, я лазил к нему в окно, мультики показывал, – рассказывает Борис Андреевич. – Он потом вернулся в клуб, но уже с протезом. Гонял на карте, на мотоцикле, на велике. Участвовал в соревнованиях наравне со всеми. И однажды на соревнованиях медсестра отказала ему в допуске. У нас завязался спор, а мимо как раз шёл мастер спорта Анатолий Синегубов, тренер из Тольятти. У него была травма ноги, да ещё и искривление позвоночника. Он всегда гонял в белом комбезе, и мои мальчишки мечтали его обогнать, но не могли. «Вот, – говорю я медсестре, – его допустите?» – а она мне: «Так это же мастер спорта!» А я в ответ: «А как мальчишке-то стать мастером, если вы его не допускаете?!» Андрея допустили к соревнованиям, и в тех гонках он заработал себе первый взрослый разряд, а после стал кандидатом в мастера спорта.

За нашим разговором время пролетело незаметно – так интересно Борис Андреевич рассказывает о «той» жизни полевчан, которая происходила, мне кажется, совсем в другой реальности. С такой теплотой называет имена множества и множества людей мой собеседник, будто каждый из них – родной и дорогой для него человек.

Полевской картодром – уникальный в своём роде

В 2020 году клубу «Метеор» исполнилось 50 лет, и главным подарком для него стал ремонт покрытия гоночной трассы, которое не обновлялось в течение 30 лет. А ведь полевской картодром был и остаётся единственным спортивным сооружением такого масштаба. Все первенства, чемпионаты области проходили у нас. Мы дважды проводили зональные соревнования Уральского округа и Сибири, этап чемпионата России и всесоюзные соревнования на первенство «запреток» (засекреченные населённые пункты – прим. ред.). Строительство картодрома в 1980 году позволило разгрузить улицы города – до этого всё происходило там. Стартовали обычно на центральной площади, а после двигались по улице Ленина.

Оксана Жаворонкина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделится новостью в соцсети

2 комментариев

  • Надо отдать должное Борису Андреевичу, молодец! Был ещё один тренер по картингу Птухин Владимир Павлович, царствия ему небесного, его ребята тоже хорошо катались: Подкин Володя, Храмцов Олег, Петин Павел. Два года назад был на соревнованиях, практически все машины изезжены! Администрация помогите с картингами и кроссовыми мотоциклами!

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.